Москва без окраин
Ирина Зайцева
куратор творческих проектов Французского института в России

Интервью
Беседовала Мария Сакирко

Я думала о том, что меня действительно связывает с Таганкой. Безусловно, это, страшно сказать, уже двадцать семь лет работы, сначала во Французском культурном центре в Москве, в здании «Иностранки» на Николоямской улице, и во Французском институте в России на Воронцовом Поле. Но все началось еще в юности, ведь Таганка для меня — это прежде всего театр. Я из театральной семьи, папа учился на актерском факультете ГИТИСа, а преподавал на продюсерском, муж учился и преподавал на режиссерском, я окончила театроведческий факультет ГИТИСа, а младшая дочь, театральный художник, училась на факультете сценографии, который расположен в Таганском районе, на Земляном Валу. Таганский район для меня, безусловно, связан с Театром на Таганке. Я до сих пор помню сильнейшее впечатление от первого увиденного мной там спектакля, это был «Гамлет» с Владимиром Высоцким. Мне было тогда лет 15–16, не больше. Затем я видела многие спектакли Юрия Петровича Любимова, и каждый раз это было театральное открытие. Позже в Театре на Таганке был незабываемый спектакль «Вишнёвый сад» Анатолия Эфроса, режиссера, которого я знала с детства, с ним работал мой папа в Театре на Малой Бронной. На малой сцене Таганки был создан спектакль «Серсо» Анатолия Васильева, режиссера и близкого всей нашей семье человека, с которым впоследствии работал мой муж, и я тоже. Спектакль, открывший еще одну, новую эпоху в театре. В Доме Высоцкого раньше был Центр современной драматургии и режиссуры, там я видела первые спектакли Владимира Агеева, Кирилла Серебренникова, Владимира Панкова. В Таганском районе сегодня есть театр-дом, это Студия театрального искусства Сергея Женовача.

Когда я училась в ГИТИСе, сферой моих интересов был прежде всего французский театр, поэтому я много времени проводила в «Иностранке» — готовилась к занятиям, искала документы, архивные материалы о комедии масок во Франции, о кабаре Le Chat Noir или о французской мелодраме XIX века. В конце 1980-х я работала в международном отделе Союза театральных деятелей СССР и курировала два больших проекта: сезон советского театра во Франции и сезон французского театра в СССР, который открылся весной 1989 года на новой сцене Театра на Таганке спектаклем «Сид» Корнеля в постановке Жерара Десарта.

Во Французском культурном центре я начала работать в 1994 году. Мне рассказывали, что, когда Французский центр открылся двумя годами раньше, наш первый директор Клод Круай устраивал День музыки, ежегодный французский праздник, на площади перед библиотекой и до самого «Иллюзиона» — он вовлекал в праздник весь квартал. В этот день, 21 июня, все пели и танцевали с утра до вечера. «Иллюзион», кстати, всегда был нашим партнером: мы вместе устраивали фестивали французского кино, каждый вторник показывали французские фильмы.

Безусловно, нужно вспомнить Екатерину Юрьевну Гениеву, директора Библиотеки иностранной литературы, и выразить ей особую благодарность, потому что наш центр был первым иностранным культурным учреждением, которое она приняла под крышей «Иностранки». Затем в библиотеке поселились Британский Совет, Американский, Канадский и Японский культурные центры. Это была институция, которая собирала вокруг себя разные страны с их культурой. Во Французский культурный центр на Таганку москвичи приходили читать книги и журналы, смотреть фильмы, слушать музыку в нашей уникальной медиатеке. Мы очень часто устраивали встречи с писателями, режиссерами и артистами. Сейчас у Французского института прекрасное здание на другом берегу Яузы, в старом московском квартале, с многолетними липами, каштанами и сиренью. В новом просторном здании у нас также есть и курсы французского языка, и медиатека, и французское кафе.

Расскажите, пожалуйста, что Вас связывает с Таганским районом?

Французский институт дружит и сотрудничает с разными культурными институциями на Таганке, с джаз-клубами, где выступают французские музыканты, с Музеем Высоцкого, где во время Чеховского фестиваля мы устраивали фотовыставку «Конный театр Зингаро» Владимира Луповского, и с Домом русского зарубежья, часто принимающего у себя наших гостей, с которым мы делали проект, посвященный современному французскому драматургу российского происхождения Мишелю Винаверу, и проект памяти Александра Солженицына.

— О каких годах идет речь?
А куда Вы обычно водили и водите ваших заграничных гостей?

Наши гости — это артисты, поэтому первым делом водили и водим в театры. В Студию театрального искусства на улицу Станиславского. На спектакль или хотя бы просто в дом, куда хочется привести театральных людей, где хочется побыть, посидеть, поесть зеленых яблок. В конце 80-х — начале 90-х с ресторанами было не так просто. В Театре на Таганке был ресторан, который работал поздно, и там играли музыканты, помню заводную скрипачку. Часто ходили обедать в Дом Высоцкого на Таганке. Особенно весной, когда там можно посидеть на террасе. В Дом русского зарубежья, в их ресторан. Какое-то время назад на Радищевской было стильное кафе «Метро», там было вкусно. Еще раньше — кафе-бар «Культ» на углу Яузской набережной, там французские музыканты тоже выступали. Французы очень любят русскую кухню, особенно пельмени, но любят очень и грузинскую, поэтому все грузинские кафе и рестораны на Таганке нам известны, и мы туда все вместе с удовольствием ходили и ходим. Очень много интересного было в здании высотки на Котельнической. Например, замечательная булочная-кондитерская на углу, где наши французы любили покупать необыкновенно вкусный творог. А в отдел тортов можно было ходить как на экскурсию, в нем работал невероятный кондитер. Проезжая мимо высотки, мы всегда останавливались у этой булочной, чтобы купить свежего хлеба, особенно вкусная была украинская паляница. О том, что этого магазина больше нет, а на его месте теперь банк, мы узнали всего несколько лет назад, когда Французский институт уже переехал на Воронцово Поле. В высотке на Котельнической снимал квартиру наш директор Люк Леви, и мы часто ходили к нему в гости вместе с французскими музыкантами после концертов. А недавно, вместе с послом Франции и его супругой, я впервые побывала в мемориальной квартире Галины Улановой. Из всех театральных музеев Москвы наш посол выбрал этот, где все сделано с большой любовью и уважением к великой русской советской балерине.

А лично у Вас есть еще любимые места Таганки, куда Вы любите или любили ходить?

Следующее интервью
Вы упомянули французский театр в конце 1980-х, а Вы помните, как публика реагировала на эти спектакли? Вызывали ли они ажиотаж?

Открытие выставки «ИМКА-Пресс» в Библиотеке иностранной литературы. Сентябрь 1990 г. Е.Ю.Гениева, Н.А.Струве, В.А.Москвин
Безусловно. И в первую очередь это был «Вишнёвый сад» Питера Брука, огромное событие для всей театральной Москвы на новой сцене Театра на Таганке. Это было постперестроечное время, открывались границы, появилась возможность привозить спектакли известных режиссеров: Питера Брука, Патриса Шеро, Ариан Мнушкин. Что касается французских спектаклей, приезду которых содействовал Французский культурный центр в 90-е годы и которые шли в Театре на Таганке, то тут не все было просто. Целью Французского центра было ознакомление российской публики с современной драматургией и с творчеством молодых режиссеров, и это не всегда были известные имена. Чтобы спектакли были интересны москвичам и залы были полны, нужно было немало поработать. Но франкофоны и франкофилы всегда были с нами. Один из первых моих проектов во Французском центре был спектакль «Летний дождь» Маргариты Дюрас в постановке Эрика Винье, затем «Полуденный раздел» Клоделя в постановке Алена Оливье и семь лет назад «Обещание на рассвете» Ромена Гари в исполнении Брюно Абраама Кремера.Я называю спектакли, показанные на старой сцене Театра на Таганке. Один из последних проектов в Театре на Таганке, которые поддерживал Французский институт, это спектакль по «Красной шапочке» Жоэля Помра в постановке Виктории Печерниковой и в сценографии моей дочери Аси Скорик. Современный французский драматург пересмотрел историю детской сказки и рассказал ее не только и даже не столько для детей, так что это опять был эксперимент. А кстати, я говорила о кинотеатре «Иллюзион», там же была показана первая работа моего сына Ивана Скорика, выигравшая конкурс буктрейлеров.

Важным местом для моей семьи был старый птичий рынок. Мой муж всегда очень хотел собаку. Но то дети были маленькими, то родители были не «за». И вот однажды мы вместе с детьми поехали на птичий. Так у нас появился Дик — красавец, умница курцхаар. В первые дни его пришлось прятать от мамы, она всегда говорила, что собаку можно будет заводить, когда ее уже не будет. Папа, которого мы не успели посвятить в наш секрет, услышав какие-то звуки, понял, что в доме кто-то появился, и сразу, смеясь, стал быстро собираться в театр, чтобы не оказаться участником истории. Дик вырос и был важным членом нашей семьи, все его любили.
На Таганской улице есть парк, а в нем Детский сказочный кукольный театр, в котором работают родители ученика моего мужа и куда мы с детьми ходили на спектакли.
И еще, на одной из Калитниковских улиц живет моя большая подруга Рузанна. Для меня этот район также связан с ней, ее семьей, ее прекрасными родителями, и с нашей юностью, когда мы часто встречались у них в теплом и гостеприимном доме.
Гулять, когда есть время, люблю по набережным Москвы-реки и Яузы.
Ну и, конечно, в Таганском районе много церквей и монастырей. Покровский женский монастырь с мощами Блаженной Матроны, Новоспасский монастырь с чудотворной иконой Всецарицы. Афонское подворье, храм Николая Чудотворца у Театра на Таганке и многие другие.